Валерий Помухин: У нас была своя «педагогическая поэма»

Общеизвестно, не место красит человека. Вроде аксиома, но в наш запутанный век нередко случается, когда то самое место или, по-иному, должность внешне звучит, а кто за ней, толком не разберешь.
Наш собеседник к такой категории никогда не принадлежал. Дело - прежде всего, на любом посту это всегда было его девизом. И особенно - на почти тридцатилетнем жизненном отрезке работы в ростовском спортинтернате, начиная с поры становления данного незаурядного учебного заведения, только что отметившего сороковой день рождения.

- Прежде чем в жизни чего-то добьешься, требуется создать какой-то фундамент. Для последующего взлета либо чтобы просто поуверенней шагать по ступенькам бытия, - говорит Валерий Николаевич. - Таковым фундаментом лично для меня, впрочем, как для многих, стала школа, где учился, «вторая», расположенная на стыке переулка Журавлева и улицы Петровской. У нас был удивительный педагог - физрук Леонид Ильич Богатырев, человек с боевым прошлым моряка-черноморца, в спорт беззаветно влюбленный. Такая была на него заряженность, он и всех своих подопечных заряжал. Не случайно из «второй» вышло целое созвездие известных ростовских спортсменов.

Назову прежде всего Петра Моргачева, чемпиона Советского Союза и Европы по плаванию, рекордсмена мира по бегу Ремира Митрофанова, с кем я учился в одном классе (коль вам, газетчикам, интересно, наш с Ремиром одноклассник - Евгений Корнилов, в будущем декан факультета журналистики РГУ, тогда прекрасный стрелок-разрядник), одни из лучших в России метатель копья Георгий Зиновьев, дискобол Николай Тюрин, гребцы мастера спорта Юрий Ситников, со временем заслуженный тренер СССР, Евгений Хорошилов, Анатолий Орехов, заслуженный тренер России, многие годы председатель городского спорткомитета и немало других. «Вторая» считалась одной из самых спортивных в городе. Между прочим, у нас был уникально для города налажен плавательный всеобуч - в программу первого-третьего классов включительно входили обязательные уроки плавания.

- «Вторая», насколько знаю, будучи в трех кварталах от Дона и первого в Ростове закрытого плавательного бассейна «Спартак», больше всего ориентировалась именно на водные виды, не так ли?

- То, конечно же, заслуга Леонида Ильича. Кого за глаза звали «Шкентель», не обидно, а за фантастическую любовь к флоту, в реальности за преданность именно водным дисциплинам, плаванию, гребле, парусу. С самых младших классов мы плавали, причем на открытой акватории станции «Водник» в полукилометре от школы. Закрытые бассейны тогда видели только в кинохронике, очно же - в Шахтах, куда раз в неделю ездили на автобусе заниматься на единственной тогда на всю область закрытой воде, ходили на шлюпках в походы по реке, знали все о морских сражениях, флотских героях, великих адмиралах, короче, витавшим в воздухе морским духом проникались, как никто в Ростове. Тем не менее на «воде» не замыкались, поощрялись занятия легкой атлетикой, играми и прочая полезная активность.

- Вы, рискну предположить, были так сказать, правой рукой Леонида Ильича?

- Как вам сказать. Я редактировал школьную газету «Спорт», входил в совет физкультуры, ясно, плотно с этим наставником контактировал. Под его влиянием ориентировался на учебу именно в «физвосе», нигде больше. Позже, возглавляя очень сильную спортшколу облоно, он сыграл большую роль в моей трудовой биографии, взяв меня туда, молодого, завучем. Похвалюсь, мне выпала честь быть членом делегации Ростовской области на всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве в 1957-м, награда за достижения «второй» в туризме, в том числе, понятно, и водном. На спорте мы не замыкались, в эпизоде я получал для школы приз за деятельность нашей ячейки ДОСААФ (кто из молодых не знает, это существовавшее в ту пору Добровольное общество содействия армии, авиации, флоту), вручал его мне лично легендарный маршал Великой Отечественной Василий Чуйков.

- Что ж, Валерий Николаевич, с вашим, как выше сказано, фундаментом, ясность имеется, подходим к теме, особо интересующей, - спортинтернату. Что для начала можно сказать?

- Открывался он в далеком теперь 1971-м. Тут есть интересные моменты, задавшие в некоторой степени тон и определившие его дух. Идею интернатов Союз позаимствовал у Германской Демократической республики, славной своими спортдостижениями, бросившей малой державой дерзкий вызов олимпийским гигантам СССР и США. Раньше нашего интернат появился в соседнем Ворошиловграде, оттуда принялись активно забирать способных ребят из ближних «угольных» районов нашей области. В Ростове забеспокоились и быстро приняли решение свое аналогичное учебное заведение открыть. Но появился серьезный конкурент - Ставрополь. Кабинетное «единоборство» решило в пользу Ростова выделение хорошо сейчас всем знакомого здания на Буденновском. Размещавшийся в нем «штатский» интернат расселили по городу. Ставрополь на подобную щедрость не сподобился. Начальный дух такой двойной соревновательности, думаю, обратился в невидимую энергетику, закрепившуюся в стенах «альма-матер» будущих звезд.
Добавьте еще деталь - ранее здание принадлежало Ростовскому артиллерийскому училищу, в нем один год проходил учебу Виктор Понедельник, какие-то флюиды для следующих футбольных поколений, наверное, и он здесь оставил.

- Что интернат из себя представлял чисто внешне?

- За видным фасадом – мрачные стены, спальни на тридцать мест, всего один небольшой зал, оставшийся от РАУ просторный плац. И все богатство. В некотором роде белый лист.

- Вас назначили заместителем директора по спортивно-воспитательной работе. По конкурсу или как?

- Теоретически по конкурсу. Хотя ожидавшийся по сути ненормативный труд становления отпугивал многих опытных специалистов. Решили найти молодого энтузиаста, готового «вкалывать» и «пахать» - на перспективу. Выбор пал на меня.

- Помните знаменитые строчки из песни пролетарского поэта Демьяна Бедного: «Поневоле ты идешь, аль с охоты?» Как у вас получилось?

- Не волнуйтесь, с охоты. Привлекала именно непаханая целина, новизна деятельности, ни с каким хорошо мне знакомым функционированием детско-юношеских спортшкол не сравнимой.

- И как начинали?

- Давайте сразу договоримся, чтобы у читателей не сложилось мнение, вот, мол, Валерий Николаевич взял быка за рога в одиночку. Я был в числе первопроходцев, факт, тем не менее - в составе коллектива, причем единомышленников, тоже не пасовавших перед трудностями.

- Из каких составных складывалось формирование интерната?

- По фронтам - собственно спортивный прицел, затем учеба, быт, в том числе питание, создание надлежащей базы, не забудем про воспитательные факторы опеки более пятисот воспитанников, уже прошедших определенную подготовку, теперь сведенных воедино. Впору было перечитать «Педагогическую поэму» Антона Макаренко и перевести его опыт в спортивную плоскость.

- И вы это сделали?

- Уж извините, нет, часов и даже порой минут недоставало. Мы в интернате находились безотлучно с раннего утра до позднего вечера, до самого отбоя. Неотложные вопросы возникали один за другим.

- Какие были открыты отделения?

- Для начала гимнастика, футбол, плавание, легкая атлетика. Начали с гимнастики. Существующий единственный зал поделили пополам, для девочек и мальчиков, добавили сюда коридор, к занятиям можно было хоть как-то приступать. В поисках «кадров», помню, отправились в Донецк (наш, областной, не украинский), там по слухам объявился способнейший паренек, Сергей Хижняков, привезли, уговорив родителей, передали вместе с Геннадием Черниковым из Таганрога приглашенному к нам по совместительству Сергею Печенджиеву. Угадали - Сережа в руках тренера-аса превратился в мастера на уровне сборной Союза, отметился в Европе и мире. В этом виде замечательно трудились Наталья и Алексей Храпцовы, Анатолий Левшин, гимнастика весьма скоро стала на крепкие ноги. Из девушек отмечу Алену Поносову, включенную в сборную России, Марину Бабкину, победительницу всесоюзных конкурсов. Караван двинулся в путь.

- А легкая атлетика как?

- Из ростсельмашевской школы, имелась в Ростове и такая, пришла к нам Нина Лазарченко, тогда Панкова, пришла счастливо, ибо трудится по сей день. Старшим тренером отделения назначили Георгия Заубера, тонкого знатока вида, из видной даже в Союзе ДЮСШ-1 пришел Олег Денисов, ко всему прочему обладатель поистине золотых рук, когда собственно в хозяйстве что-то не ладилось, бежали именно к нему. Позже тренерский состав пополнил Геннадий Кубликов, занимавшийся с шестовиками.

- Одна из первых и самых знаменитых «золотых» находок - Людмила Кондратьева, будущая олимпийская чемпионка Москвы-80, верно?

- Люду в интернат взяли, когда училась в седьмом классе. Она шахтинка, отец ее, военный, уезжал по долгу службы, дочку нам под опекой Нины Лазарченко доверил. Забирать ее конкретно ездили в летний лагерь близ Шахт. Люда оказалась исключительно одаренной. За что бралась, все получалось - и в длину прыгать, и барьеры преодолевать. Когда ей довелось победить на Олимпиаде, то вышел и наш огромный праздник.

- Пару слов об отделении плавания.

- Тут старший тренер - Виктор Казаков из ДЮСШ-4, работал у нас и мэтр Виктор Караваев, кстати, некогда и мой личный тренер. А первая «золотая рыбка» - Люба Семкина (Черникова), раньше всех в Союзе выплывшая из минуты на стометровке кролем. Нам здорово помог тогдашний президент федерации плавания председатель горспорткомитета Николай Синау, обеспечивший квартирами Анатолия Черникова из Ейска и Валерия Кудобкина из Краснодара, внесших в местный колорит свежую струю.

- И, наконец, о футболе, принесшем ростовскому интернату всесоюзную славу.

- Да, мы как-то составляли из наших воспитанников символические сборные, получилось не меньше трех, полагаю, в виртуальном смысле они вполне могли бы самостоятельно выступать и в нынешней российской элите. А Дима Лоськов, кого в интернате опекал популярный в прошлом форвард Юрий Мосалев, и сейчас играет. В футболе мы угадали с главным приглашением - наставником Владимиром Гавриловым. Он сам подбирал себе помощников, тоже не ошибся, взяв Валентина Егорова и Владимира Нечепуренко, этот триумвират сразу обозначил высоченную планку творчества, именно творчества. Из первых видных воспитанников самыми мастеровитыми оказались Леонид Назаренко, в будущем призер Олимпиады в Монреале, сам из кубанских Гулькевичей, Александр Бубнов из тогдашнего Орджоникидзе, он, надо сказать, выделялся элегантностью, тщательным подбором в одежде, Виктор Щиров из Красного Сулина.

- Где они тренировались?

- Такая вот история - существовавшие ведомства «Динамо», «Трудовые резервы», «Труд» наотрез отказались предоставлять нам поля, пусть на то имелся строгий приказ всесоюзного спорткомитета. Потребовалось по данному поводу собирать коллегию нашего областного руководства, чтобы сломить такой саботаж. В интернате же на бетон бывшего плаца положили «тырсу», ребята, отправляясь на занятия, называли ту «поляну» почему-то «плацтекой». Зимой работали на улице и в легкоатлетическом блоке.

- Имелись ли какие-то другие осложнения?

- Куда без них. В отделение борьбы никто не хотел своих отдавать. Пока не вмешался шеф борцов Петр Чинибалаянц, по чьей инициативе складские помещения преобразовали в специальный неплохой зал. Охотно пошли к нам Евгений Пожидаев, довоенный чемпион Союза, Юрий Каневский. Борцовский же маяк всех времен - четырехкратный чемпион мира Ислам Дугучиев. Нам, к слову, везло на превосходных тренеров, или мы счастливо с ними угадывали - с тем же Евгением Пожидаевым в борьбе, Натальей Борисенко в баскетболе, Иваном Валовым в волейболе, Викторией и Геннадием Поповыми, Анатолием Паком в гандболе, Николаем Перевозчиковым в академической гребле, Анатолием Денисовым в плавании.

- А что за шагомеры каждому были выделены - и зачем?

- Чисто практически - определить затраты калорий для оценки рациона питания. За ним следили по-особому тщательно.

- Чем интернат особенно выделялся?

- Занимая в Советском Союзе места в пятерке, Ростов в конце концов в 1979-1980 годах вышел на первое место, мы остро конкурировали лишь с Ленинградом. А по ряду аспектов не имели равных. Скажем, по организации медицинского обеспечения, удостоенной чести демонстрироваться на выставке достижений народного хозяйства в столице. Или по нашей инициативе разработанный и воплощенный в жизнь комплекс гребного канала. Я с тренером Виктором Осиповым специально выезжал в литовский Тракай с гребной базой союзной значимости, многое подсмотрели, приглядели, чтобы на донской земле вышло не хуже, даже лучше. Иного свойства деталь. За нашими питомцами одну пору пошла охота «агентов» из Одессы, Днепропетровска, Донецка, им, в частности, обеспечивали места в тамошних вузах. На что первый секретарь горкома партии Борис Головец наложил жесткое вето - никто не должен уезжать, в Ростове есть собственные институты, призванные шире распахнуть интернатовцам свои двери.

- Валерий Николаевич, все это спортивная составная. А вне ее какая-то жизнь в коллективе кипела?

- Еще какая. Вот, скажем, все знают футболиста Вагиза Хидиятуллина как неукротимого железного бойца в матчах, да вот такая история. Он дружил с гимнасткой Светланой Гроздовой, потом олимпийской чемпионкой. Она однажды заболела до такой степени тяжело, что теряла в весе ежедневно, прямо-таки таяла на глазах, причем врачи никак не могли поставить диагноз. Вагиз в столь сложной ситуации проявил себя нежным заботливым товарищем, постоянно приходил ней, приносил фрукты, цветы. Между прочим, его в интернате долго официально звали Игорем, пока он не вернул себе настоящее татарское имя.
У интерната есть достижение, думаю, неповторимое нигде на планете. В одном классе учились у нас прыгунья в высоту Тамара Быкова и метатель молота Сергей Литвинов. Надо было так случиться, на чемпионате мира в Хельсинки в 1983-м они в один день, будто по заказу, стали чемпионами - двое из одной страны, одного города, одного учебного заведения, с соседних парт!

- А что там у вас за «Голубой родник» бил?

- В интернате преподавала литературу Людмила Моложавенко, жена ответственного секретаря газеты «Молот». Она организовала литературный клуб «Голубой родник», сюда приходили писатели Дона, по протекции Владимира Моложавенко наши ребята посещали памятные места, связанные с Львом Толстым, Михаилом Шолоховым, Анатолием Калининым. Активистами клуба в числе прочих являлись Тамара Быкова, у нее явно проглядывала склонность к журналистике, ее тренер Сергей Спиридонов. Регулярно устраивались «капустники» в лице каждого из отделений, КВН типа футболисты против борцов и так далее. И еще. Наши гимнасты и гимнастки шефствовали над всеми школами ближайшего Рабочего городка, выезжали на показательные выступления в села области, при сборах на побережье были гостями, демонстрируя свое мастерство, моряков на базе Черноморского флота в Поти. Нелишне отметить, гимнастки интерната принимали участие в программе открытия и закрытия Олимпийских игр в Москве.

 

- У вас фиксировались и браки между воспитанниками?

- Самые значимые - Оля и Сергей Литвиновы, гимнастка и метатель молота, Оля и Алексей Еременко, гимнастка и футболист. И в том и в другом случаях вышли целые династии - сын Литвиновых сам метает молот на высшем уровне, у четы Еременко на ярком примере отца выросли два толковых футболиста.

- В стратегии интерната сплетены и ориентир на высокие спортрезультаты, и учеба. Чему отдавался приоритет? И что вы в данном плане взяли от макаренковской «Педагогической поэмы», если, ясно, взяли?

- Взял не я, а скорее Юрий Теплицкий, первый директор, замечательный человек и вдумчивый педагог. Он внушал учителям общего профиля: «Не забывайте, вы занимаетесь с одаренными ребятами, пусть в спорте, но с искоркой от бога, к ним подходите по-особому, не снижая требовательность, хотя делая коррективы в каких-то особых рамках». И в таком свете, к примеру, наш биолог Любовь Климова подавала свой предмет так умело, что немало наших выпускников сдавали профильную для медицинского института биологию там на вступительных экзаменах на «пятерки». Или та же Тома Быкова легко поступила на филологический факультет, свою изданную книгу писала самостоятельно, без обычной для спортсменов помощи со стороны.

- Валерий Николаевич, вы интернату отдали двадцать девять лет, число, завидное и…

- …Счастливое! Они все пролетели, спрессованные, словно один день - в истинно радостной работе, в реальном видении своего труда.

- Сейчас сменившее по названию интернат Училище олимпийского резерва во всей красе - оборудованные залы, плавательный бассейн, всепогодное футбольное поле, первоклассная система медицинского обслуживания, в бытовой плоскости комнаты на два, четыре, максимум шесть ребят, все отлажено, отшлифовано. Вам не завидно?

- Да что вы! Всегда есть первопроходцы, кому ветер в лицо, у меня наоборот чувство гордости, когда сюда прихожу, и что-то мое ведь в общую конструкцию вложено. И, как в вашей журналистской песне: «Если б снова начать, я бы выбрал опять бесконечные хлопоты эти».

Евгений Серов, 2012


Валерий Николаевич Помухин

Валерий Николаевич Помухин

Фото www.footballufo.ru

Родился 19 февраля 1939 года в Ростове-на-Дону.
Выпускник средней школы № 2.
Спортом начал заниматься на водной станции «Водник». Пловец-перворазрядник.
Заочно окончил факультет физвоспитания Ростовского педагогического института.
Работал мастером спортсооружений стадиона «Труд», учителем физкультуры в школе № 2, инструктором плавательного бассейна «Спартак», завучем спортшколы облоно.
В 1971- 2000 годах - заместитель директора по учебно-спортивной работе Ростовского спортинтерната № 10 (ныне Училище олимпийского резерва).
Сейчас сотрудник легкоатлетического манежа Донского государственного технического университета.
Награжден знаком «Отличник народного просвещения», медалью «За трудовую доблесть».

Материалы по теме:

 

 

"Футбол ЮФО-СКФО" официальный сайт Межрегиональной общественной организации "Союз федераций футбола Южного и Северо-Кавказского федеральных округов". Публикации материалов, фото на других интернет-ресурсах возможны при наличии активной ссылки на www.footballufo.ru. Сотрудничество, реклама, обмен ссылками, заявки на опубликование статей и турниров Е-mail: korr_n_don@mail.ru
Сайт является частной интеллектуальной собственностью © Колбасин В.Г. 2004-2017.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru